русское издание

МЫСЛИ ОБ УКРАИНЕ

ORTHODOXIA.INFO | СТЕФАН, Митрополит Таллиннский Ни для кого ныне не является секретом, что Вселенский Патриархат Константинополя принял решение предоставить автокефалию православным христианам Украины (Синод от 20 апреля 2018 г.). Данное решение принято под его исключительную ответственность (каноны 9, 17 и 28 IV Вселенского собора).

Данное решение было практически навязано событиями в Украине на протяжении последних 25 лет, где существует так называемая «каноническая» Церковь, находящаяся под юрисдикцией Московского Патриархата, и две, так называемые «раскольнические» церкви, находящиеся под юрисдикцией Патриарха Филарета и митрополита Макария. Все это дает повод поставить под сомнение и навлечь очень тяжелые испытания на общность между всеми, кто в этой стране исповедует православную веру. Кроме того, этот нескончаемый кризис ставит под угрозу все общие блага общества. Надо быть или слепым, или бесчувственным, чтобы не осознавать, что насилие и бесчинства, которые испытывают практически ежедневно наши православные братья и сестры в Украине, являются неприемлемыми, невыносимыми и непростительными.

Патриарх Варфоломей, пользующийся главенством во всем Православии, более не может хранить молчание. Хотя он и не располагает мирской властью, но он имеет право под свою исключительную ответственность: принимать меры по обеспечению единства, всеобщности и мира в Православии; вызывать другие православные Церкви; предлагать помощь всем общинам, находящимся в чрезвычайном и опасном положении. Главенство Вселенского Патриарха Константинополя не является ни пустой почестью, ни неким «восточным папством», как неустанно urbi et orbi (на весь мир) вещают некоторые церковные деятели. Главенство Патриарха не претендует на то, чтобы дать православной Церкви «всемирного епископа». Но, как подчеркивает пользующийся большим авторитетом православный богослов Иоанн Мейендорф, православная Церковь, бесспорно, не может отрицать ни необходимости во всемирном лидерстве, ни в определенном авторитете мнения первого Патриарха, которые являются неизбежными условиями существования соборности.

Нравится это или нет, но в этот постыдный период хаоса, который переживают православные Украины, православная Церковь не может обойтись без мудрого и объективного лидерства, образующего авторитет Вселенского Патриархата Константинополя. Будет недостаточно сказать, что Вселенский Патриарх является всего лишь «Primus inter pares/Первым среди равных». Именно в этом заключается, скорее, «политический» аргумент, преследующий цель ослабления его авторитета; этот аргумент не имеет никакого канонического или экклезиологического основания. Воздаваемая ему честь несет в себе также ответственность и реальные прерогативы. Напомним тем, кто ничего не хочет слышать, что это главенство принадлежит исключительно Церкви Константинополя ввиду положений канонов, а также длительного исторического опыта, а не по воле какого-либо византийского императора или царя. Никакое гражданское или религиозное учреждение, каким бы престижным оно ни было, не имеет власти искажать или толковать к своей выгоде то, что наши святые и бoгoносные Отцы установили в вере на Вселенских соборах.

Де юре, после крещения киевского князя Владимира в 988 году Киевская Русь оказалась под церковной юрисдикцией Вселенского Патриархата Константинополя. Кроме того, Константинополь никогда не признавал аннексию Киевской митрополии в 1686 году Синодом русской Церкви после вторжения Российской империи на земли левобережья Днепра. Единственная уступка, сделанная Вселенским Патриархом Дионисием IV, заключалась в дозволении митрополиту Московскому рукоположить митрополита Киевского при соблюдении следующего непременного условия: поминания во время каждого литургического богослужения только Вселенского Патриарха. Документ, удостоверяющий эту договоренность, существует и был недавно найден в оригинальной версии на греческом языке в Париже (« Lettre du Patriarche Denis IV à l’adresse des Tsars de Russie Jean et Pierre et de Sophie Alexievitch/ в Письме Патриарха Дионисия IV русским царям Иоанну и Петру, а также Софье Алексеевне» – Москва, 1826), слово в слово подтверждающий, что данная антиканоническая акция со стороны русской Церкви никогда не получала одобрения Вселенского Патриархата.

Инициатива Его Святейшества Варфоломея положить конец этой ситуации, что непосредственно задействует его авторитет, одновременно и наглядно показывает международному сообществу неспособность Русской православной церкви выдвинуть (особенно после крушения коммунизма в 1991 году), хоть какие-то предложения, способные положить конец разделению между поместными православными церквями и окончательно устранить существующий раскол.

Согласно докладу Антуана Арьяковского (на Конференции европейских церквей на Кипре, 8-10 ноября 2017), три четверти от 25 миллионов украинских православных в настоящее время находятся под юрисдикцией Киевского Патриархата, управляемого Патриархом Филаретом. Кроме того, по оценочным данным, из четверти остальной части верующих (Московский Патриархат под руководством митрополита Онуфрия и так называемая Автокефальная церковь под руководством митрополита Макария), более 75% готовы присоединиться к новой экклезиальной структуре, которой бы стала в ближайшем будущем «Украинская автокефальная православная церковь».

Без сомнения, антиканонический захват Русской православной церкви Украинской православной церкви в 1686 году, к которому, к несчастью, в настоящее время добавляется аннексия Крыма Россией и военная оккупация Донбасса, сегодня поворачивается против Нее так же, как брошенный бумеранг, который, возвращаясь в исходную точку, может нанести серьезный урон своему метателю, если только последний не поведет себя достаточно остерожно.

Решение московского Патриарха Кирилла и его Священного Синода разорвать церковную общность с Патриархом Варфоломеем сильно меня удивило, но не стало для меня сюрпризом. Если сравнить это с тем, что произошло в Эстонии в 1996 году, то данное решение является более чем прискорбным. В конечном счете, чтобы найти решение эстонскому кризису, мы договорились в Цюрихе в том же году, предложив решение, которое могло бы подготовить общее конструктивное будущее для двух поместных Церквей – Константинопольской и Московской – при условии его выполнения обеими сторонами. С тех пор прошло уже более двадцати лет, и, оказалось, что это соглашение утратило силу из-за его неприменения Московским Патриархатом. Кто еще после этого может надеяться на то, что можно доверять людям, которые вначале ставят под договоренностью свою подпись, а затем не выполняют принятых на себя обязательств?

Из уважения к его личности и посту, я не хочу вступать в полемику с Патриархом Кириллом, но не могу умолчать об этой доведенной до крайности привычке, ставшей традиционной в управляемой им Церкви, – с необычайной легкостью разрывать общность, чтобы оказать давление с целью удовлетворения своих капризов. За два года Патриарх Кирилл совершил две большие ошибки. Первая заключается в его отсутствии на Святом и Великом всеправославном соборе на Крите в 2016 году; вторая – в разрыве церковной общности – после эстонского инцидента – с Патриархом Варфоломеем.

Осознает ли он, что нельзя вести переговоры о Бесценном, а именно об евхаристическом общении, не рискуя разделить на части христианскую Церковь, а также, что каждая Церковь, и все они вместе образуют единую Церковь? Разорвать общность со Вселенским Патриархом (авторитет которого зиждется и подтвержден канонами Вселенских Соборов: 3-им каноном второго Вселенского Собора, 28-ым каноном четвертого Вселенского Собора, 36-ым каноном Собора в Трулло) означает разорвать единство поместных Церквей в теле единой православной Церкви. Отмечу также, что каноническая традиция не предоставляет иной альтернативы, кроме неукоснительного соблюдения (акрибии) в области экклезиологии, даже если в наше время она постоянно попирается. Таким образом, как хранитель этой акрибии, Вселенский Патриарх должен ее защищать и следить за ее соответствующим выполнением.

Непризнание Патриарха Варфоломея в качестве «Protos/Первого», отказ в последний момент участвовать в Критском Соборе, нынешний разрыв общности с ним ставит Патриарха Кирилла в положение раскола. Каким образом человек такого ума и таких качеств не может этого понимать?

В Эстонии первый шаг был предпринят Константинополем, и тот факт, что зло не укоренилось, делает ему честь. Но в настоящем случае, кто сделает этот шаг, если с 2004 года Русская Церковь не перестает дразнить и унижать Константинополь, постоянно и публично ставя под сомнение авторитет Вселенского Патриархата Константинополя, явно преследуя цель: стать третьим Римом?

Очевидно, что православная Украина станет автокефальной. Пророческое деяние Варфоломея принесет свои плоды в долгосрочной перспективе, тем более, что «она (Украинская церковь) является его дочерью, живым плодом его миссионерской деятельности и местом будущего примирения с Московской церковью» (Антуан Арьяковский).

Σχετικές Δημοσιεύσεις

Православний світ – це не радянський союз, Ваше Блаженство!

Срочная новость: В 15 декабря созывается объединенный синод Украинской Церкви в Киеве

русское издание orthodoxia.info

Украинская Автокефалия под микроскопом

русское издание orthodoxia.info

Минюст Украины отменил право УПЦ МП на пользование Почаевской лаврой

Легойда: При отсутствии реальных действий тема «автокефалии» поддерживается на плаву искусственно

Коммерсант: Среди архиереев УПЦ призошел раскол